Ссср социальная пенсия

Ссср социальная пенсия

Создание органов социального обеспечения советского периода началось буквально в первые дни после Октябрьской революции. Так, уже 29 октября (по новому стилю 11 ноября) 1917 года, глава нового правительства Владимир Ленин подписал постановление о создании Народного комиссариата государственного призрения.

Уже 30 октября (12 ноября) состоялась беседа Ленина с Александрой Коллонтай, которая после большого опыта партийной работы в начале 20 века была приглашена на пост первого министра в Советском правительстве. Выбор кандидатуры на пост наркома призрения был не случайным.

Уже 30 октября (12 ноября) состоялась беседа Ленина с Александрой Коллонтай, которая после большого опыта партийной работы в начале 20 века была приглашена на пост первого министра в Советском правительстве. Выбор кандидатуры на пост наркома призрения был не случайным.

Александра Коллонтай возглавляла Наркомат государственного призрения лишь несколько месяцев: с 30 октября 1917 года по 19 марта 1918 года. Но даже за такой короткий срок деятельность первого наркома призрения сыграла важнейшую роль в становлении органов попечительства в Советской республике — в чрезвычайных условиях ведения двух войн (мировой и гражданской), с огромным потоком раненых солдат и людей, оставшихся без средств к существованию.

В августе 1918 года были введены пенсии для инвалидов Красной армии, в 1923 году — для партийных активистов («старых большевиков»). В 1928 году — для работников горнорудной и текстильной промышленности. Всеобщие пенсии для городских рабочих и служащих будут введены только в 1937 году.

Пенсионное обеспечение военнослужащих в первые годы Советской власти регулировалось постановлением ЦИК СССР от 29 октября 1924 года «Об утверждении Кодекса законов о льготах и преимуществах для военнослужащих Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Рабоче-Крестьянского Красного Флота Союза ССР и членов их семей».

Буквально накануне Великой Отечественной войны, 5 июня 1941 года, было принято постановление СНК СССР «О пенсионном обеспечении военнослужащих и членов их семей», которое определяло размер пенсии в зависимости от заработной платы и причин нетрудоспособности военнослужащих.

С завершением периода НЭПа и началом коллективизации в 1929 году уровень жизни работающего населения быстро падал.

В довоенный период (до начала Великой отечественной войны) минимальный уровень жизни рабочих — по соотношению зарплат и стоимости потребительской корзины — был зафиксирован в 1940 году. Он в два раза был ниже уровня жизни российского рабочего в 1913 году.

В довоенный период (до начала Великой отечественной войны) минимальный уровень жизни рабочих — по соотношению зарплат и стоимости потребительской корзины — был зафиксирован в 1940 году. Он в два раза был ниже уровня жизни российского рабочего в 1913 году.

Что касается крестьян, то их положение в стране долгое время не менялось, начиная с периода крепостничества. Крестьяне не получали пенсий в доревлюционной России. При Советской власти сельские труженики по-прежнему оставались фактически бесправными. Вплоть до 60-х годов, когда в период хрущевской «оттепели» произошли существенные перемены в социальной сфере. Тогда же в основном завершилось формирование советской пенсионной системы, которая впервые стала всеобщей.

В 1956 году в СССР был принят Закон «О государственных пенсиях».

В 1964 году, с принятием Закона «О пенсиях и пособиях членам колхозов», пенсионные права в Советском Союзе впервые получили колхозники.

Начиная с 1960-х годов пенсионная система СССР включала две базовые компоненты: пенсионное обеспечение рабочих и служащих государственных предприятий и пенсионное обеспечение колхозников. Впервые законодательно было оформлено всеобщее право на получение пенсии по старости.

В период 1973-1974 годов было введено пенсионное обеспечение по инвалидности и по случаю потери кормильца.

Некоторые категории трудящихся наделялись правом на получение пенсии за выслугу лет, но эти нормы, как и многие другие исключения из общего правила назначения пенсий в Советском Союзе регулировались отдельными законами.

Пенсионное обеспечение в СССР было фактически бесплатным для работников. В отсутствие страховых отчислений из дохода граждан, пенсии финансировались из общественных фондов потребления.

Источники пенсионных выплат формировались за счет средств государственного бюджета и отчислений из фонда заработной платы предприятий (ставка отчислений составляла от 4% до 12%, в зависимости от сферы деятельности).

Еще одна отличительная особенность советской пенсионной системы — низкий возраст выхода на пенсию: 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин. Эта планка оставалась неизменной с начала 1930-х годов, когда она была установлена по результатам комиссионного обследования рабочих и работниц, выходивших на пенсию по инвалидности. Выводы комиссий сводились к заключению: «К 55 годам большая часть женщин и к 60 годам — большая часть мужчин теряют возможность продолжать работать».

С одной стороны, ранний пенсионный возраст рассматривался в числе особых привилегий трудящихся при социализме. С другой стороны, увеличивать возрастную планку было невыгодно государству: ранний выход на пенсию был своего рода компенсацией невысокого размера пенсионных выплат.

Кроме того, уровень пенсионной выслуги государство использовало в качестве эффективного инструмента регулирования занятости: льготный пенсионный возраст — когда на пенсию можно было выходить значительно раньше 60-ти и 55-ти лет — устанавливался при опасных условиях труда, а также для работающих в экстремальных климатических условиях, например, на Крайнем Севере и на Дальнем Востоке. Причем все региональные и отраслевые льготы обеспечивались исключительно за счет государственного финансирования. Как и многие другие пенсионные привилегии, которых за всю советскую историю сложилось немало.

Система пенсионных привилегий в СССР начала формироваться уже в первые годы советской власти.

Первый Декрет Совета народных комиссаров « О персональных пенсиях лицам, имеющим исключительные заслуги перед республикой » вышел 16 февраля 1923 года, с поправками и дополнениями в Декрете от 24 апреля того же года.

Независимо от конкретных заслуг перед государством, на всем протяжении советского периода пенсий существовали три категории пенсионных привилегий: пенсионеры союзного, республиканского и местного значения.

Традиционно правом на получение персональной пенсии наделялись выдающиеся ученые, заслуженные партийные работники, а также носители почетных званий и наград: Герои Советского Союза, Герои Социалистического Труда, полные кавалеры ордена Славы (трех степеней).

Размер пенсии союзного значения составлял 250 рублей в месяц. Республиканского и местного значения — соответственно, 160 и 140 рублей в месяц. Наряду с регулярной денежной выплатой персональные пенсионеры получали ежегодную доплату на оздоровление — в размере одной или двух месячных пенсий.

Ставки персональных пенсий были относительно невысокими по сравнению в ведомственными надбавками.

Так, например, действительные члены Академии наук СССР получали надбавку за академическое звание в размере 500 рублей в месяц. Члены-корреспонденты – 400 рублей. Доплата за звание выплачивалась пожизненно: сначала в виде надбавки к зарплате, затем — к пенсии.

На особом положении в СССР были также военные пенсионеры. Уровень пенсии отставных офицеров в среднем в два раза превышал уровень пенсий гражданских лиц. Например, отставные офицеры армии и органов безопасности получали пенсионное жалование в 250 рублей в месяц, служащие МВД — 220 рублей. Уровень пенсий высшего командного состава начинался от 300 рублей в месяц.

При этом офицеры на высших должностях были одной из немногих в Советском Союзе категорий пенсионеров, которые имели привилегию продолжать пребывание на службе без ограничений по возрасту. Что само по себе было существенной прибавкой к пенсионному доходу.

Несмотря на многообразие пенсионных привилегий, в том числе компенсации за особые условия труда — средний уровень пенсионного обеспечения в СССР все же оставался довольно низким относительно пенсионных доходов в европейских странах, в том числе уступая европейским странам так называемого «соцлагеря».

Читайте так же:  Пособие по уходу за ребенком сколько платят

Одной из причин такого положения было несовершенное пенсионное законодательство. В Советском Союзе не была законодательно предусмотрена возможность индексации пенсионных выплат в связи с изменениями внешней и внутренней экономической ситуации. Они менялись гораздо чаще, чем происходило реальное повышение пенсий в стране. Также не был прописан регламент изменения ставок минимальной и максимальной пенсий в зависимости от роста зарплат.

Проблемы пенсионного обеспечения в стране резко обострились в конце 80-х годов. На тот момент сложился целый комплекс причин, почему это происходило.

Финансовое состояние пенсионной системы СССР полностью зависело от динамики наполнения госбюджета. В свою очередь, бюджет страны практически полностью зависел от динамики мировых цен на нефть.

В середине 1980-х годов падение цен на энергоносители привело советскую экономику в состояние коллапса: отток валютной выручки резко снизил общий уровень национальных доходов, затем последовало лавинообразное падение объемов производства.

Уже в конце 80-х годов уровень дефицита госбюджета вырос до 10% ВВП. Социальные программы, включая пенсионное обеспечение, сворачивались по всем направлениям.

Но нефтяной кризис 80-х годов лишь обнажил проблемы советского уклада пенсионной системы, а вовсе не стал их причиной.

Численность пенсионеров в СССР значительно увеличилась за последние 30 лет: примерно с 14 миллионов до 34 миллионов с 1961 по 990 годы. В то же время ставки социальных отчислений для предприятий оставались практически неизменными. Доля государственного финансирования пенсий неуклонно возрастала. К 1980 году доля дотаций из союзного бюджета в фонде государственного социального страхования достигала 60%.

Во исполнение закона СССР «О неотложных мерах по улучшению пенсионного обеспечения и социального обслуживания населения» было принято постановление Совета Министров СССР от 30 декабря 1989 года «О тарифах взносов на государственное социальное страхование по профессиональным союзам».

Принятые изменения по регулированию пенсионных накоплений в СССР в новых экономических условиях действовало, однако, очень недолго: с 1 января 1990 года до 1 января 1991 года.

Что касается общих изъянов распределительной пенсионной системы, сложившейся в Советском Союзе, то важнейшие из них заключались в следующем.

Во-первых, отсутствие единообразной пенсионной стратегии с унифицированными правилами назначения пенсий. Множественность вариантов пенсионных схем наряду с дополнительными социальными льготами и привилегиями (региональными, отраслевыми, статусными и прочими) порождали непрозрачную и крайне громоздкую систему расчета индивидуальных пенсий.

Во-вторых, избирательность действия пенсионного права, которая стала особенно ощутимой с принятием в СССР закона о предпринимательской деятельности. Массовое появление частных предприятий и развитие форм независимой занятости фактически лишили права на пенсии наиболее активные группы населения.

В-третьих, относительно ранний возраст выхода на пенсию (60 лет для мужчин и 55 лет для женщин) в условиях общего «старения» населения повышал нагрузку на пенсионную систему, и прежде всего на госбюджет. Критическая зависимость пенсионной системы СССР от бюджетного наполнения обусловила критически низкий запас прочности социальной системы страны в целом.

При том, что конституция страны декларировала всеобщие социальные гарантии, общий уровень жизни в последние годы существования СССР резко понизился, в том числе из-за увеличения доли населения пенсионного возраста. По данным исследований уровня жизни, проведенных в 1980-е годы, до 80% бедных в Советском Союзе были пенсионеры, преимущественно старшего и преклонного возрастов.

Советские пенсии: как было при Ленине, Сталине, Хрущеве

В первые годы помогали инвалидам и сиротам

После революции советское правительство немедленно приступило к осуществлению ленинской страховой программы, изложенной на VI Всероссийской конференции РСДРП. Конечно, пенсионное страхование в то время уже не было в стране новинкой, однако в царской России рабочим не платили пенсии по старости и инвалидности, вызванной общим заболеванием. Их семьи ничего не получали и в случае потери кормильцах.

Все эти пробелы решила восполнить советская власть. Уже 1 ноября 1917 года было обнародовано правительственное сообщение о социальном страховании. В нем государство впервые взяло на себя материальное обеспечение престарелых, инвалидов, вдов и сирот. В то же время, в связи с тяжелым экономическим положением молодая страна тогда еще не могла ввести пенсионное обеспечение по старости. Шла гражданская война, и в первую очередь требовалось обеспечить пенсиями инвалидов-красноармейцев.

При Сталине старикам добавляли на жизнь родные

Когда наступил мир и жизнь в стране несколько наладилась, в 1928 году для рабочих и служащих ввели пенсию по старости. При этом был установлен самый низкий в мире возраст выхода на пенсию: для мужчин — 60 лет, для женщин—55. Одновременно власти улучшили пенсионное обеспечение инвалидов и семей, лишившихся кормильца.

Тем не менее, пенсии оставались еще очень низкими примеру, в 1937 году инвалид 1-й группы получал 65 руб., 2-й группы — 45 руб., а 3-й группы — 25 руб. Для сравнения: студенческая стипендия в 1937 году равнялась 130 руб. в месяц и прожить на нее без дополнительного заработка было невозможно

Пенсии же по старости, судя по дошедшим до нас источникам, была лишь немного больше. Даже в последние годы жизни Сталина (в 1950-х годах) их «потолок» был 300 руб. при средней зарплате около 1200 руб. Иными словами, максимальная пенсия составляла лишь 25% средней зарплаты. Понятно, что прожить на такие деньги без поддержки родных престарелым людям было невозможно.

Хрущев дал пенсии колхозникам

Но, наконец, ушли в прошлое сталинские времена и советской державой стал руководить Никита Хрущев. С тех пор и началось процветание коммунистической пенсионной системы. В 1956 году в СССР была проведена пенсионная реформа, которая полностью отвечала интересам трудящихся, и размеры выплат для горожан — рабочих и служащих — были значительно повышены. Кроме того, впервые ввели пенсии для колхозников, правда, они рассчитывались по отдельной системе и были ниже, чем у других работников.

Эта система почти в неизменном виде сохранялась вплоть до распада СССР. Ее постулаты были простыми, понятными и доступными для каждого гражданина страны советов:

  • пенсионный возраст — 60 лет для мужчин и 55 лет — для женщин;
  • стаж, необходимый для назначения пенсии — 25 лет для мужчин и 20 лет — для женщин;
  • размер пенсии — половина средней зарплаты работника за последние два или любые пять лет трудовой жизни;
  • «потолок» пенсии — 120 рублей в месяц.

Также важно отметить, что рабочим разрешалось трудиться и после выхода на заслуженный отдых, при этом пенсия сохранялась. А вот занимать кресло специалиста и сохранять пенсию можно было лишь в сферах, где существовал кадровый голод, например, в медицине.

Если говорить о размере пенсий, то на первый взгляд, они могут показаться небольшими. Однако надо помнить, что в те времена государство дотировало низкие цены на хлеб, молоко, коммунальные услуги, проезд на городском транспорте и билеты в кино. Также бесплатно обеспечивались медицинские услуги. Поскольку, к тому же, пенсионерам не приходилось тратиться на детей и обзаведение предметами длительного пользования (мебель, телевизоры и холодильники в советских семьях служили десятилетиями), они нередко оказывались обеспеченнее взрослых детей. И, конечно, помогали своим потомкам, что благотворно отражалось на их моральном самочувствии, а значит, и на здоровье.

В СССР были и привилегированные пенсионеры. Они получали так называемую персональную пенсию различного значения — районного, городского, областного, республиканского, общесоюзного. Ее размер определяло правительство. Исходя из некоторых источников тех лет, специалисты утверждают, что «потолок» таких пенсий даже для высших чиновников СССР не превышал 300 руб.

Читайте так же:  Минтруд социальная пенсия

Пенсионные системы в Российской Империи, СССР и Российской Федерации

История пенсионных систем разных эпох. Что лучше считать для выхода на пенсию — стаж или возраст?

Споры о пенсиях всколыхнули ненужные социальные эмоции в нашем обществе. Действительно, эта тема волнует всех или почти всех. Ей не интересуется только достаточно узкая прослойка богатых и хитрых, решивших свои материальные вопросы в смутные времена накопления капитала. Накопленных часто не только для себя, но и, как им кажется, для своих близких, на века вперед.

Вопрос о пенсиях, будучи по своей сути вопросом прагматическим, в нормальной, не разгоряченной полемикой, социальной обстановке, должен и решаться, исходя из реальных возможностей государства.

Но уже в который раз подобное реформирование идёт по западным трафаретам, не сообразуясь с отечественными традициями.

Наши реформаторы, к сожалению, продолжают воспринимать нашу страну в стиле новогоднего поздравления 2011 года. Будучи тогда формально президентом, Дмитрий Медведев произнёс в эфире: «Россия — молодая страна. Напомню, что в наступающем году ей исполнится только 20 лет. Для государства это не возраст».

Конечно, если Российская Федерация воспринимается как «молодая страна», которой без году неделя, то, как говорил другой реформатор, надо «учиться, учиться и учиться» у всех подряд, и у Запада в первую очередь.

Для всех нормальных людей солнце восходит на востоке, но у наших прогрессистов всё не так. Солнце всех реформационных идей всходило, всходит и продолжает светить им только с запада. Они продолжают отрицать и всякое самобытное творчество в этих областях, и всякий опыт национальной традиции.

Как было в Российской Империи?

Пенсии в Российской Империи к революции состояли из двух частей: государственной казенной и эмеритальной накопительной для невоенных; и трехсоставной: казенной, эмеритальной и выплачиваемой из Комитета о раненых для военных.

Всё начиналось с жалованных денежных вспоможений и земельных дарований увечным воинам, которые отражались в официальных документах ещё в эпоху Московского государства.

Император Пётр Алексеевич первым ввел содержание по старости, которое было зафиксировано в «Уставе Морском русского военного флота» (1720), где определялось пенсионное вознаграждение морским офицерам. Армейские офицеры стали получать «пенсион» лишь с середины XVIII столетия.

Основателем же системы пенсионного законодательства по праву можно считать Императора Николая I, который в 1827 году утвердил «Устав о пенсиях…». В этом Уставе пенсии стали назначать, исходя из количества выслуженных лет.

С 1869 года военнослужащие были разделены на 9 разрядов, и размер получаемых пенсионных сумм зависел от разряда и срока службы. За 35 лет беспорочной службы полагался полный оклад (офицерской зарплаты за последние пять лет службы), за 30 — две трети, за 25 — половина и за 20 — одна треть. Формировались эти суммы из 2% ежегодных отчислений.

В дальнейшем система пенсионных выплат совершенствовалась. С 1912 года, оставив половину годового содержания, с каждым последующим прослуженным годом (от 25 до 35 лет) стали добавлять по 3% пенсии. Полная пенсия полагалась после 35 лет службы.

Сюда необходимо добавить, что служба во время войны считалась год за два. А в особых случаях, например, нахождение в Севастополе во время его осады в Крымскую войну, каждый месяц засчитывался за год, а оборона Порт-Артура считалась 1 день за 12.

На особом положении были летчики Императорской армии: с 1914 года налетавшим определенную норму продолжительности полетов засчитывали пятилетний стаж как за семь. Такая же повышенная дифференциация относилась и к службе в отдаленных местностях Империи. Так, по I разряду 2 дня засчитывались за 3, по II разряду — 3 дня за 4, а по III разряду — 4 за 5.

Крестьяне. Фото: www.globallookpress.com

Особо надо отметить сохранение офицерской пенсии не только за вдовами, но за детьми умерших или погибших офицеров. Вдова получала по смерти офицера половинную пенсию, как если бы её муж ушел в отставку. К этой половине, если имелись дети, прибавлялась треть другой половины пенсии на каждого ребенка. Так же и дети офицеров, сироты, получали по одной четвертой пенсии до своего совершеннолетия (сыновья до 17 лет, а дочери либо до замужества, либо до 21 года).

Кроме государственного казначейства, офицеры, и, что важно, и нижние чины и их семьи получали деньги как раненые через Александровский комитет о раненых. Известна и средняя выплата — 70 рублей.

Третьей частью пенсионных выплат занимались организованные морским министром с 1863 года, а военным — с 1895 года так называемые эмеритальные (накопительные) кассы, формировавшиеся из 6% отчислений из денежного жалования и государственного софинансирования.

Условия были следующие: необходимо было прослужить не менее 25 лет и участвовать в подобной кассе не менее 20 лет. Тогда ветеран получал половину оклада за службу от 20 до 25 лет, а за 25 и более — полный оклад.

Сходную систему выхода на пенсию имели и государственные чиновники всех ведомств и классов, преподаватели, таможенники, врачи и др. Они начали получать пенсии с 1764 года.

Устав 1896 года, просуществовавший с небольшими изменениями до революции, требовал для получения полного пенсиона 35 лет службы, а для половины — 25-летнего стажа. При наличии тяжелых неизлечимых болезней срок службы значительно сокращался: за стаж в 20 лет давали полную пенсию, от 10 до 20 лет — две трети, от 5 до 10 лет — одну треть. В особых случаях назначалась и усиленная пенсия. Пенсии делились на 9 разрядов. По первому получали 1143 руб. 60 копеек, а по самому низкому девятому — 85 руб. 80 копеек. Интересно, что всем этим категориям засчитывалась учеба в университетах и период военной службы. А работа в особо сложных местах, например, в польских губерниях, считалась 5 лет за 7.

Кавалерия. Фото: www.globallookpress.com

Государственная пенсия для служащих так же дополнялась из эмеритальных касс министерств. Похожими системами обладали пенсионы и для духовенства, и для земских служащих.

Пенсионная система Империи эволюционировала, но не претерпевала таких революционных изменений и шатаний из стороны в сторону, которые мы видим у нас за последние десятилетия.

Она имела стойкую тенденцию к расширению. По сути, к 1913 году все те, кого сегодня бы назвали «бюджетниками», а тогда — работающими на «казенных предприятиях», были охвачены пенсионной системой. Инженеры, мастера и рабочие всех государственных предприятий и железных дорог входили в пенсионную сферу Империи.

Пенсионная система была построена не на возрастном принципе. Не было никакого возраста, после которого люди отправлялись бы на пенсию. Пенсия и её размер зависел от конкретных лет службы, и от её успешности и беспорочности. Она была понятна людям и стимулировала людей и к труду, и к службе.

При широко распространенной многодетности и пенсионной системе старики в Российской Империи редко попадали в безвыходные социальные ситуации.

Видео (кликните для воспроизведения).

Классовый подход: пенсия в советские времена

Большевики, начав утилизировать Российскую Империю, так же революционно лихо отменили и все царские пенсии. Все накопления эмеритальных касс и орденских комитетов были национализированы и, по всей видимости, пущены на какие-то более «важные» революционные нужды.

Широких социальных деклараций было выпущено много: в том числе 1 ноября 1917 года советское правительство заявило, что собирается взять на себя заботу об обеспечении стариков, вдов и сирот. Но в реальности начали не с них, а с инвалидов Красной Армии (1918), затем вспомнили старых большевиков (1923) — благо, их оставалось не так уж много.

Читайте так же:  Квоты на гинекологические операции

Гражданская война. Фото: www.globallookpress.com

Остальные были переведены на систему страхования от несчастных случаев, отчасти похожую на систему страхования фабрично-заводских рабочих, введенную ещё царским правительством в 1912 году. Государство в этом страховании никак не участвовало, а вся финансовая тяжесть переносилась на юридических лиц. Страховые взносы колебались в пределах от 21% до 28% от фонда заработной платы организации.

До рабочих, красы и гордости революции, дело дошло лишь в 1928 году. Да и то только для работников горнорудной и текстильной отраслей. Именно тогда всплыли те 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин как возрастной предел выхода на пенсию.

Интересно, что в 1926-1927 годах средний возраст дожития в СССР для мужчин был 40 лет, а для женщин — 45,5. Так что дотянуть до той пенсии было делом крайне непростым. Есть данные, опубликованные В. Роиком, о численности пенсионеров в СССР. В 1928 году их было 2 700 человек, а, например, в 1932-м — меньше 48 000. По сути, на пенсию до 1929 года (постановление ЦИК и СНК СССР от 15 мая 1929 года «Об обеспечении в порядке социального страхования по случаю старости») по старости уйти было невозможно. Пенсия давалась только по инвалидности или, как тогда выражались, по утрате трудоспособности.

По этому постановлению пенсионная система носила жесткую классовую направленность — пенсионерами могли быть только городские рабочие. Другим ограничением был перечень отраслей, в которых вводились пенсии. Он охватывал только небольшую часть рабочих. Мужчинам для получения 50% прежнего заработка надо было иметь не менее 25 лет стажа, женщинам — не менее 20. Фактически же в лучшем случае они получали 25% от средней заработной платы по стране.

До всех городских рабочих и служащих пенсия дошла только в 1937 году.

СССР. 1936 год. Фото: www.globallookpress.com

Особых изменений в дальнейшие годы правления Сталина в пенсионной системе не происходило. Большинство пенсионеров получало очень небольшую пенсию, при её потолке в 300 рублей (в 1950-е годы) и при средней зарплате около 1200 рублей. Не забудем и о принудительных государственных займах, на которые часто вынуждали подписываться население.

Притом весь этот «социальный рай» — и это надо понимать — до 1940 года дополнялся существованием шестидневной рабочей недели, с пятью (!) выходными в месяц (6, 12, 18, 24 и 30 числа каждого месяца) и 12 днями отпуска в год («Правила об очередных и дополнительных отпусках» (утв. НКТ СССР 30.04.1930 N 169»).

В 1939 году XVIII съезд коммунистов решил впервые догнать и перегнать капиталистов по производству продукции на душу населения. Выполнить эту задачу партия хотела за 10-15 лет, и населению пришлось перейти на ещё более жесткую рабочую систему.

В самый разгар дружбы с национал-социалистической Германией был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений» (1940).

Этим указом был увеличен рабочий день на один час на всех предприятиях. Количество выходных в месяц было уменьшено с пяти до четырех. Запрещался самовольный уход с работы, а также переход с одного предприятия или учреждения на работу в другое без разрешения директора или начальника.

За самовольный уход с работы рабочие и служащие предавались суду и подвергались тюремному заключению на срок от 2 до 4 месяцев. За прогул без уважительной для начальства причины суд приговаривал к исправительно-трудовым работам до 6 месяцев с удержанием до 25% зарплаты.

При Хрущеве, в 1956 году, была введена новая система для рабочих и служащих. Соотношение зарплаты к пенсии в СССР всегда было не более 25-38%.

Н. Хрущев. Фото: www.globallookpress.com

Особо по классовому принципу ущемлялись сельские жители, мелкобуржуазные элементы по марксистской идеологии. Классовый подход в отношении крестьян, являвшихся большинством населения СССР, продолжался до 1964 года, когда был принят закон «О пенсиях и пособиях членам колхозов».

Но и после принятия этого закона советская власть не отказалась от классового подхода к колхозникам. Они должны были уходить на пенсию не как все, а позднее: мужчины — в 65, женщины — в 60. Да и размеры крестьянских пенсий были в разы меньше, чем у рабочих. Минимальная пенсия была установлена в 12 рублей, в реальности были пенсии и ещё ниже.

Но и эту сумму эквивалентом в несколько килограммов докторской колбасы советская власть умудрялась ещё сокращать на 15% — за приусадебный участок, если он превышал 15 соток. Положение было отменено только в 1978 году.

По возрасту выхода на пенсию колхозников уравняли с горожанами, судя по всему, только в 1971 году. Тогда же был введен и пенсионный минимум для рабочих и служащих в 45 рублей.

На этом фоне, без учета спецобсуживания и прочих привилегий, персональная пенсия секретаря ЦК КПСС была 300 рублей, кандидата в члены Политбюро — 400 рублей, а члена Политбюро — 500 рублей.

Так что социальная справедливость носила жестко классовый характер на протяжении всего советского периода.

Политбюро ЦК КПСС. Фото: www.globallookpress.com

Что было бы полезно привнести в современную пенсионную систему?

Прежде всего, было бы полезно уйти от возрастного принципа. Каждый человек старится по-своему. Каждый вырабатывает свой ресурс, исходя из условий и специфики труда, а так же и исходя из своего здоровья. Пожалуй, возрастной ценз можно было бы оставить только для не работавших вовсе по каким-то экзотическим причинам или для не достигших стажа, скажем, к 60 годам, и не предполагающим далее работать.

Зачем мы цепляемся за возрастные показатели 55, 60 или 65 лет? Кому это нужно? Было бы полезно обратиться к имперскому опыту трудового или служебного стажа. Пускай именно качественные и зарплатные параметры в годы активной работы и сам трудовой стаж будут мерилом уменьшения или увеличения пенсионного содержания. Эта система была бы более понятна, и люди не зацикливались бы на раздражающих цифрах выхода на пенсию. Их не нужно было бы обсуждать и тем более вводить под общественное недовольное улюлюканье.

Конечно, в системе стажа, возможно, нужно было бы учитывать и такие параметры, как время ухода за ребенком, учебу, службу в боевой обстановке, в труднодоступных местностях, на тяжёлых работах и т.д. Корректируя параметры срока стажа этими дополнительными показателями.

И второе — необходимо возвращаться к системе эмеритальных (накопительных) касс, которые должны были бы, при добровольном желании людей копить на старость, увеличивать общие суммы пенсионных выплат.

Российскому государству не 20 и не 100 лет, а более тысячи, и опыт даже в такой специфической сфере, как пенсионная, накоплен немалый. Не обращать на него никакого внимания — глупо и даже взрывоопасно.

Пенсии в СССР: от начала до краха, возраст, размер, категории

Когда ты молод и здоровье бьет ключом, не задумываешься о том, что наступит время, когда производственная деятельность окажется не по силам. В зрелом возрасте вопрос о содержании по окончании трудовых будней становится актуальным.

Впервые пенсионы зародились во времена Юлия Цезаря – так называлось содержание, выплачиваемое военным ветеранам. В царской России такие пособия также существовали. Начиная с Петра I, категории граждан, имевших пенсионное обеспечение, расширялись. К революции правом на получение государственного обеспечения по выслуге лет пользовались военные, жандармы, преподаватели, медики, инженеры, чиновники, рабочие казенных заводов. При назначении пособия учитывался только стаж непрерывной работы. Возраст значения не имел.

На заре становления Советской власти о пенсиях речь не шла. Только в 1918 году появилось содержание для инвалидов армии. Исторически сложилось, что пенсии в СССР, как и в других странах, начинались с военного сословия.

Читайте так же:  Индексация доплат к пенсии муниципальным служащим

Пенсионная реформа в СССР

Когда в СССР стали платить пенсии? Обеспечение для определенных категорий граждан вводилось постепенно. Сначала военные, затем, в 1923, заслуженные большевики. Далее, пенсия в СССР стала предоставляться для работающих на рудниках и занятых ткачеством (1928 год). В 1937 году пособия стали получать рабочие и служащие городов.

В 1956 году, в результате проведенной Никитой Хрущевым пенсионной реформы, право на пособие получили все граждане советского государства. На основании этого закона упорядочивались правила выплат для пожилых граждан:

  • устанавливался определенный пенсионный возраст для выхода на пенсию в СССР;
  • определялись правила, по которым исчислялся размер пенсии;
  • утверждался порядок выплаты пенсий по льготным условиям.

Финансовое обеспечение осуществлялось за счет бюджета. Предприятия платили взносы за своих работников от 4 до 12%.

Работники сельского хозяйства

До 1964 года от государства крестьяне ничего не получали, колхозников должны были обеспечивать совхозы и артели. Создавались кассы взаимопомощи с персональными отчислениями, специальные фонды. Только ветераны войны имели право на пособие из бюджета дополнительно. После 1964 работники сельского хозяйства вошли в категорию лиц, получающих содержание от государства. Однако, размеры были значительно ниже. Средний размер в 1965 году составлял 12,5 рублей, и только в восьмидесятые приблизился к отметке 70. При этом колхозные выплаты не отменялись, таким образом крестьяне могли получать пенсию из двух источников, при условии, что хозяйство было богатым.

Военные

Всегда были самой льготной категорией. Не только возраст выхода на отдых, но и денежное содержание военных пенсионеров отличалось. Офицерам выплачивалось около 250 рублей, высшему звену – 300 и выше.

Инвалиды

Пенсия по инвалидности начислялась в зависимости от категорий:

  • травма на производстве или профессиональное заболевание – 110% для I группы, 100% для II, 65% для III;
  • общее заболевание – I группа 100%, II – 90%, III – 45;
  • военнослужащим срочной службы – I группа в размере 90 рублей, II – 70, III – 40;
  • учащиеся – I группа – 75 рублей, II – 50, III – 30.

Максимальный размер содержания по инвалидности составлял 120 рублей для первой группы и 60 рублей по третьей.

Особые категории

Персональные пенсии

Привилегированное содержание назначалось еще с 1923 года. Градация была следующая – общесоюзного, республиканского и местного уровня. В эту касту попадали ученые, партийная номенклатура, имеющие звание Героя. Общесоюзные персональные пенсии составляли 250 рублей. Поменьше выходили республиканские и местные – 160 и 140 соответственно.

Существовали ведомственные надбавки к обеспечению. За академические звания полагалось дополнение не только к зарплате, но и к пенсии в размере 500 рублей.

Принципы начисления пенсии

Пенсия в Советском Союзе начислялась в зависимости от средней заработной платы. По желанию граждан, в зачет мог пойти последний год работы, либо любые пять лет предыдущего стажа.

Средняя заработная плата в рублях Процент от заработной платы Размер пенсии
до 50 85 40
50 – 60 75 42,5
60 – 80 65 45
80 – 100 55 52
выше 100 50 55

Средняя заработная плата бралась в расчет до уплаты подоходного налога и иных вычетов. Дополнительно существовали надбавки за непрерывный стаж работы:

  • За непрерывную работу на одном предприятии в течение 15 лет – 10%.
  • За общий трудовой стаж 35 лет мужчинам и 30 женщинам – 10%.
  • За непрерывную работу на одном месте в течение 25 лет при общем стаже 35 – 20%.

Для тех, кто не выработал трудовой стаж, назначалось минимальное пособие 34 рубля. Максимально, при условии высокой заработной платы и большого стажа, получалось 132 рубля.

Средняя пенсия в СССР выходила в районе 70 рублей.

Возрастные критерии

Возраст окончания трудоспособности был установлен на основе заключения врачей, что здоровье женщин в 55, а мужчин в 60 лет, не позволяет работать продуктивно. В то же время, были определены некоторые категории граждан, которым предоставлялось право на досрочное получение пенсий.

  1. Работающие на Крайнем Севере страны, и приравненных к нему местностях. При наличии стажа 20 лет могли выходить на отдых на 5 лет раньше.
  2. Работники предприятий с тяжелыми условиями труда (шахтеры, текстильная промышленность, сталелитейные предприятия и пр.)
  3. Медицинские работники и педагоги по выслуге лет.
  4. Родители или опекуны ребенка-инвалида. Многодетные матери.
  5. Военные и милиционеры по выслуге лет.

Элита

В Советском Союзе официально назывались «слуги народа», фактически это был чиновничий аппарат под названием «номенклатура». Попадание в список работников партийного аппарата автоматически влекло за собой получение различных льгот и привилегий. Элита могла путешествовать за границу, обеспечивалась особыми товарами, жилищные условия отличались от доступных простому смертному, владела дачными участками, пользовалась машинами с личным водителем.

Номенклатуру, отошедшую от власти на покой, правительство СССР не обделяло. Машины с личным водителем и дачи оставлялись в пользование, пенсии значительно отличались – члены политбюро получали 500 рублей, кандидаты – 400, секретари ЦК – 300 рублей.

Система начислений пенсий в СССР была сложной и громоздкой. Индексация не проводилась многие годы. Увеличилась численность граждан пожилого возраста. Пенсия в 1980 году зависела от пополнения бюджета за счет продажи ресурсов. Падение цен на нефть в середине восьмидесятых сыграло роковую роль с производством и социальными пособиями. Наступил другой мир, в котором обеспечение возрастных людей происходит по другому принципу.

Новое в блогах

Персональные пенсии в СССР.

(персональные пенсии в системе пенсионного обеспечения в СССР (вторая половина 1950-х – 1980-е годы))

В середине 1950-х годов в СССР начала создаваться система всеобщего пенсионного обеспечения. В соответствии с законом «О государственных пенсиях» [1] основная масса советских граждан получила право на пенсионное обеспечение по старости на так называемых общих основаниях: мужчины по достижении 60, женщины – 55 лет. Существенной частью данной пенсионной системы стало персональное пенсионное обеспечение. Его основные принципы были зафиксированы в «Положении о персональных пенсиях», утвержденном Постановлением Совета Министров СССР № 1475 от 14 ноября 1956 года [2].

По замыслу советского правительства каждый гражданин, внесший исключительный вклад в строительство советского государства, имел право на персональное рассмотрение его заслуг при назначении пенсии и в случае вынесения положительного решения именовался персональным пенсионером. Еще в конце 1920-х – начале 30-х годов в СССР был принят целый ряд законодательных актов, определяющих пенсионные права и льготы для наиболее выдающихся деятелей советского государства. Прежде всего, право на персональные пенсии было установлено за исключительные заслуги перед республикой в области революционной, профессиональной и общественной деятельности, советского строительства, а также в области науки, искусства и техники. Безусловное право на такие пенсии имели:

– члены революционных партий, активно боровшихся за власть пролетариата;

– члены общества политических каторжан и ссыльно-поселенцев;

– лица, удостоенные за свои героические подвиги или исключительные труды одного или нескольких орденов, установленных правительством СССР или РСФСР;

– лица, получившие от Совнаркома РСФСР звание народного артиста республики или заслуженного деятеля науки, искусства и техники.

Сравнивая официально утвержденные максимальные размеры пенсий, предусмотренные для персональных пенсионеров, можно сказать, что они не слишком превышали размеры пенсий, предусмотренные для рабочих и служащих. Однако назначение персональной пенсии означало приобретение высокого статуса в обществе и получение целого пакета льгот, в который входили:

– право на дополнительную жилую площадь;

– пятидесятипроцентная оплата коммунальных услуг;

Читайте так же:  Условия назначения пенсии по инвалидности

– преимущественное право на специализированную медицинскую помощь и протезирование для самого пенсионера и членов семьи, находящихся на его иждивении (первоначально и на супругов, не являющихся иждивенцами, – по положенню 1977 года);

– двадцатипроцентная оплата лекарств;

– право на дополнительные пособия в связи с рождением детей или в случае «особой нужды» (пожар, наводнение, тяжелое заболевание и т. п.).

Для характеристики привилегированного положения, на котором находились в государстве такие пенсионеры, можно привести сведения из докладной записки министра социального обеспечения РСФСР Н. Муравьевой от 7 апреля 1957 года в адрес секретаря МГК КПСС тов. Е. А. Фурцевой: «В настоящее время в Москве проживает 15 800 персональных пенсионеров, в том числе членов КПСС с партийным стажем не менее 30 лет – 8 190 и бывших политкаторжан и ссыльно-поселенцев – 185 человек. К концу текущего года по Москве ожидается прирост персональних пенсионеров союзного и республиканского значения примерно на 2 500 – 3 000 человек… Медицинское обслуживание персональных пенсионеров в Москве осуществляется крайне неудовлетворительно. Из 15 800 персональных пенсионеров союзного и республиканского значения и 12 тысяч членов их семей, находящихся у них на иждивении, специализированную медицинскую помощь получают лишь около 10 тысяч прикрепленных к поликлинике Министерства строительства СССР» [3].

Министр считала целесообразным перевести хорошо оборудованную поликлинику Министерства строительства СССР полностью на обслуживание персональных пенсионеров и их иждивенцев, а для стационарного лечения таковых она предлагала использовать больницу Министерства нефтяной промышленности СССР.

Говоря о персональных пенсионерах, прежде всего, нужно вспомнить о руководителях КПСС. Самым главным персональным пенсионером союзного значения, без сомнения, был Никита Сергеевич Хрущев, с именем которого и связано начало построения системы всеобщего пенсионного обеспечения. Впрочем, его роль в распространении пенсионного обеспечения практически на все слои советских граждан почти забыта, в настоящее время в заслугу ему ставится только десталинизация общества.

Следующей знаковой фигурой, получившей право на такую пенсию, был Л. М. Каганович, который предисловие к своим воспоминаниям так и подписал: «Л. М. Каганович, Герой Социалистического труда, персональный пенсионер Союзного значения» [4]. Здесь нужно заметить, что размеры персональных пенсий руководителей страны, скорее всего, были больше максимума, определенного нормативными актами. Косвенные сведения о существовании индивидуального подхода к каждому претенденту при учете его заслуг имеются в воспоминаниях Владимира Семичастного и Егора Лигачева. Рассказывая о своем друге и предшественнике на посту председателя КГБ А. Н. Шелепине, В. Е. Семичастный с горечью писал, что тот «получал крохотную пенсию, и только много лет спустя ему дали ,,персональную”. Да и то она была ниже, чем, например, у Мазурова или других членов Политбюро» [5]. По свидетельству Е. К. Лигачева, «при Брежневе пенсионное обеспечение партийных руководителей зависело чаще всего от связей с тем или иным членом Политбюро и самим Леонидом Ильичом. По сути дела все решала степень личного благорасположения, иными словами, вопрос о пенсионном обеспечении держался на субъективной основе» [6].

Интересным источником сведений о конкретных жизненных путях персональных пенсионеров, не известных широкой общественности, не являвшихся жителями столицы и получавших пенсии строго по законодательству, без субъективного вмешательства высшей власти, являются некрологи. В данном случае в качестве примеров будет приведена информация, опубликованная в газете «Ленинское знамя» – одной из районных газет Владимирской области (орган Гусь-Хрустального городского и районного комитетов КПСС, городского и районного Совета депутатов трудящихся).

Персональными пенсионерами союзного значения были: проживший 82 года участник Гражданской войны, член КПСС с 1918 года полковник в отставке П. В. Андреев и скончавшаяся на 78 году жизни М. И. Рудницкая, член КПСС с 1905 года, которая после революции в качестве сотрудника ЧК принимала участие в разгроме Гусевской эсеровской организации, а потом заведовала районным отделом социального обеспечения [7]. После смерти М. И. Рудницкой ее именем была названа одна из улиц города. Персональным пенсионером республиканского значения являлся Д. А. Монякин (1900 г. р.), председатель обкома профсоюзов работников торфяной промышленности. После назначения ему пенсии он возглавлял внештатную партийную комиссию при горкоме КПСС [8]. Г. И. Козлов был просто персональным пенсионером. До назначения пенсии в 1968 году он работал начальником объектовой охраны в городе Гусь-Хрустальном, являлся кавалером ордена Красной Звезды и семи медалей [9].

Проанализировав жизненные пути этих персональных пенсионеров, можно сказатьследующее: все они были членами КПСС, занимали начальственные должности, имели правительственные награды, а у персональных пенсионеров союзного значения были заслуги, связанные с установлением советской власти.

Размеры пенсий, назначаемых по случаю потери кормильца за умерших рабочих и служащих на общих основаниях, были гораздо ниже. Так, на одного иждивенца простого рабочего выплачивалось 65 % от его заработка до 400 (40) рублей и 10 % от остального заработка; на двух – 90 % от заработка 450 (45) рублей и 10 % от остального заработка; на троих детей – 100 % от 500 (50) рублей и те же 10 %. А дети умерших колхозников чаще всего получали минимальные пенсии, так как заработки их родителей были невелики.

Кроме этого, зачастую документы о доходах колхозников из-за неправильного хранения утрачивались. С 1965 года такие пенсии выплачивались в следующих размерах: на трех иждивенцев – 15 рублей, на двух – 12 рублей, на одного нетрудоспособного члена семьи колхозника – 9 рублей в месяц. В дальнейшем отмечалось повышение: с 1971 года – 30, 20 и 16 рублей в месяц и с 1974 года – 45, 28 и 20 рублей соответственно.

Подводя общие итоги, можно сказать, что персональные пенсионеры были самой привилегированной частью советских пенсионеров, имеющей право на дополнительные льготы, призванные компенсировать утрату прежнего общественного положения. При этом наиболее высокопоставленные персональные пенсионеры союзного значения получали денежные выплаты в больших размерах, чем было предусмотрено официальным законодательством. С другой стороны, отправка на заслуженный отдых у многих руководящих работников послесталинского периода стала ассоциироваться с опалой и лишением расположения вышестоящего начальства.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. О государственных пенсиях: Закон СССР от 14 июля 1956 // Социальное обеспечение в СССР: сб. официальн. материалов. М.: Профиздат, 1960. С. 7–22.

2. Положение о персональных пенсиях, утвержденное Постановлением Совета Министров СССР 14.11.1956 // Социальное обеспечение в СССР. М.: Профиздат, 1960. 102 с.

3. ГАРФ. Ф. А-413. Оп. 1. Д. 2922. Л. 3.

4. Каганович Л. М. Памятные записки. М.: Вагриус, 1997. 18 с.

5. Семичастный В. Е. Беспокойное сердце. М.: Вагриус, 2002. 399 с.

6. Лигачев Е. К. Предостережение. М.: Правда, 1999. 56 с.

7. Ленинское знамя. – 1980. – 15 янв.; Там же. 1966. 25 апр.

8. Там же. 1980. 17 июня.

9. Там же. 1975. 12 марта.

10. Лигачев Е. К. Указ. соч. С. 46–47.

11. Ельцин Б. Н. Исповедь на заданную тему: размышления, воспоминания, впечатления. М.: АСТ, 2006. С. 183–184.

12. АПРФ. Ф. 2. Оп. 6. Д. 272. Л. 89-об. Типограф. экз. // Источник. –1995. –№ 1. –С.145.

13. Там же. Пакет № 505. Автограф // Источник. – 1995. –№ 1. – С. 146.

14. Там же. Пакет № 498. Автограф // Источник. – 1995. – № 1. – С. 147.

15. Семичастный В. Е. Указ. соч.

16. Вишневская Г. Галина. М.: Горизонт, 1992. С. 379–380.

Видео (кликните для воспроизведения).

О. В. Капустина

Источники

Ссср социальная пенсия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here